Сайт посвященный ПЛАВАНИЮ в Украине

все о спортивном плавании в Киеве и Украине

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Home Статьи Панкратов: «Теперь у женщин будет свой Майкл Фелпс»

Панкратов: «Теперь у женщин будет свой Майкл Фелпс»

E-mail Печать PDF

В 1996-м в США Денис Панкратов и Александр Попов взяли четыре золотые медали на двоих, и с тех пор россияне в бассейне на Играх на высшую ступень пьедестала не поднимались. Сегодня Денис – вице-президент Всероссийской федерации плавания. Кроме того, он активно занимается спортивной журналистикой и снова поедет на Игры, но уже в качестве комментатора.

«ОЖИДАЛ, ЧТО ФРАНКЛИН БУДЕТ ЗАЯВЛЕНА В ДЕВЯТИ ДИСЦИПЛИНАХ»

– Медальный план сборной России – 7 наград, из них одна золотая. Это объективная оценка нынешних шансов?

– Планы формируются в начале олимпийского цикла, то есть это плановый показатель, который Федерация плавания рассматривала в сентябре 2008 года. Естественно, за это время все трансформировалось. Наверное, на сегодняшний день это очень оптимистичные планы.

– Шансы взять золото вообще есть?

– Мы видели много примеров того, как фавориты проигрывали, а люди, на которых даже не ставили, в итоге побеждали. Поэтому теоретический шанс остается. Если говорить о железных претендентах, которые должны приехать и забрать свое золото, то таких исполнителей в сборной России сейчас нет.

– Самые большие шансы на победу из наших имеет Анастасия Зуева на 100-метровке на спине. Но у нее есть очень серьезная соперница – Мелисса Франклин, буквально взявшаяся из ниоткуда полтора года назад. Кто видится вам фаворитом в этом противостоянии?

– Фаворит, однозначно, Мелисса Франклин. Я искренне люблю и уважаю Настю, но растущий организм 17-летней американки и результаты, которые она показывала к этому моменту, в том числе на отборе, говорят, что в этой паре фаворит именно она. Более того, мы забываем о присутствии двух китайских спринтеров, одна из которых была сильнее Насти год назад. И нельзя, конечно, исключать хозяйку соревнований Джемму Споффорт, которая в этом сезоне показывала высокие результаты вплоть до установления рекорда Европы на 200-метровке на спине на короткой воде. Это человек, который готовится к домашним играм. Так что у Насти будет очень проблемная и конкурентная дистанция.

– Франклин, кстати, заявлена в семи дисциплинах. Не многовато для 17-и лет?

– Возраст не имеет значения. Я даже разочарован, поскольку ожидал, что она будет заявлена в девяти дисциплинах и больше. Год назад ее тренеры и большинство специалистов считали, что Франклин может не только повторить достижение Майкла Фелпса, но и превзойти его. Но семь золотых медалей на одной Олимпиаде – это будет рекорд среди женщин. Пока рекордсменкой является Кристин Отто, завоевавшая шесть золотых наград на одних Играх. И вот теперь у женщин будет свой Майкл Фелпс.

Панкратов: перед Играми - Плавание - Олимпийские игры

– У девушек в брассе основные наши надежды связаны с Юлией Ефимовой. Но среди ее конкуренток значится почти недосягаемая Ребекка Сони, которая, кстати, проиграла на отборочных соревнованиях Бридже Ларсон. Здесь чудо для нас возможно?

– Чудо возможно, и если объективно оценивать шансы, то я бы Юлю поставил на второе или третье место. Сони проиграла национальный отбор, но для меня россиянка наравне с канадкой Аннамэй Пирс, владеющей рекордом мира на 200-метровке, второй-третий претендент.

«У НАС НЕТ НИ ОДНОГО ВИДА, ЗА СЧЕТ КОТОРОГО МОЖНО ВЫРВАТЬСЯ НА ПЕРВУЮ ПОЗИЦИЮ»

– В мужском кроле можно рассчитывать на высокие результаты от Никиты Лобинцева и Данилы Изотова. Здесь бал правят два австралийца Джеймс Магнуссен и Джеймс Робертс. Плюс есть бразилец Сьело Фильо, да и конкурентов в целом хватает. Что должно случиться, чтобы наши парни замахнулись на медали?

– Я не воспринимаю эти дистанции как медальные для сборной России. Даже не представляю, что должно произойти. Буду искренне удивлен, если кто-то из наших парней будет в пятерке или четверке.

– А в мужских кролевых эстафетах есть шансы на медали?

– На протяжении всего четырехлетия мы говорили, что да, можем претендовать. Но каждый год обе наши четверки потихоньку делали один-два шага назад. На сегодняшний день наш рейтинг на уровне пятого-шестого места как в 4х100, так и в 4х200. Опять же, теоретически чудо возможно, но боюсь, что в лучшем случае это серебро или бронза, на золото мы не претендуем ни в одной из этих дисциплин.

– В комбинированных эстафетах у мужчин Роман Слуднов показывает слабое время, а у женщин по традиции трудности в баттерфляе и кроле. На какие медали стоит рассчитывать?

– Вы сами ответили на свой вопрос. Наверное, ни на какие, потому что мы уже давно не можем собрать достойные четверки в «комбинашке», нет достаточного количества ярких исполнителей. Как это ни парадоксально, но в этот раз женщины выглядят предпочтительнее. Стоит отметить, что у Насти Зуевой в день комбинированной эстафеты еще и серьезнейшие соревнования на 200 м на спине, поэтому какой она выйдет на свой третий заплыв… Ей нужно начинать эстафету, поэтому от нее многое будет зависеть. Конечно, она боец и отдаст себя всю, но это будет уже пятый или шестой старт за Олимпиаду и, повторюсь, третий за день. Так что здесь иллюзий особых мы не питаем.

Панкратов: перед Играми - Плавание - Олимпийские игры

Что касается мужчин, то я бы не стал говорить, что Слуднов плывет недостаточно быстро, все-таки ему уже за 30 лет. Сегодня у нас нет фактически ни одного вида, за счет которого можно вырваться на первую позицию. Можно надеяться, что мы суммарно середняками сможем собрать мощный коллектив, который поборется за бронзовую награду, но, если взглянуть на показатели наших соперников, даже это почти нереально.

– На спине у нас выступит Аркадий Вятчанин, который после непопадания на чемпионат мира уехал тренироваться в США в группе Райана Лохте. В какой форме сейчас находится Аркадий? И как он чувствует себя психологически?

– Психологически Аркадий сильно изменился. Он стал уверенно агрессивен. То есть его уверенность, которая была всегда, преобразовалась в уверенность, превращающуюся в агрессию. Это и хорошо, и плохо. С одной стороны здорово, что Вятчанин так уверен, но с другой – плохо, что он столь неразумно расходует энергию, которая пригодится ему на старте.

Не знаю, как он сейчас готов. На национальном сборе выглядел неплохо. Хотя уровень показанных результатов и те эмоциональные усилия, которые были затрачены, мне не внушили уверенности в будущем. Бывало, что смена тренера, подготовки, психологической обстановки давали положительный эффект. Будем надеяться на это. Положа руку на сердце, 50 на 50, что Аркадий улучшит свои результаты. О медалях не говорю, поскольку в последние годы его результаты далеко за пределами призовой тройки.

«НАШИ ТРЕНЕРЫ НЕ СТРЕМЯТСЯ УЧИТЬ АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК»

– В Америке тренировалась и Юлия Ефимова. В Италии готовился Евгений Коротышкин. Вы поддерживаете их выбор в пользу подготовки за рубежом?

– Поддерживаю. Это выбор самих спортсменов, каждый ищет то место, где ему комфортнее. Во всяком случае, они не стали плыть хуже. При этом не считаю, что спортсменов нужно целенаправленно отправлять тренироваться за рубеж. Какого-то сверхъестественного эффекта от подобной практики я не вижу. Можно заметить, что на такой шаг решаются либо в отчаянной ситуации, либо в преклонном для нашего вида спорта возрасте.

– Каков сейчас уровень тренеров в России?

– Он немного понизился, поскольку у нас произошла довольно странная ситуация. Опытные тренеры, во-первых, забывают даже то, что они знали, а во-вторых, не собираются делиться опытом. В итоге каждое новое поколение, пришедшее в сборную, открывает собственную Америку. Мы теряем время, кадры, не даем возможности реализовываться спортсменам. Да и жалко самих тренеров, которые искренне считают себя великими, а по факту не получают результата, которого достойны. Недостаток информации, возможности обмениваться мнениями и, что главное, приобщиться к международному опыту обедняет нашу тренерскую школу. Я не вижу выхода из этой ситуации, потому что наши тренеры целенаправленно не стремятся учить английский язык и воспринимать лучшие достижения мировой культуры плавания, а со своей стороны пока не генерируют сверхъестественных идей. Конечно, наша земля всегда была щедра на самородки, но пока не знаю, где они, в глаза не бросаются.

Панкратов: перед Играми - Плавание - Олимпийские игры

– Неужели никто из молодых специалистов не пытается идти по правильному пути?

– Все идут по правильному пути, только не всегда по кратчайшему. Наверняка есть такие люди, но, повторюсь, они не бросаются в глаза. Мы же замечаем тренера, когда у него, скажем, появляется чемпион мира. Но до этого должно пройти еще огромное количество времени. От начала работы до первых приличных результатов в плавании, как правило, проходит десятилетие. Не у всех тренеров хватает выдержки оставаться в нашем не очень коммерциализированном виде спорта. И еще раз говорю, не у всех хватает понимания того, что он не все знает. Ведь даже если есть фантастические результаты, все равно нужно учиться чему-то еще, потому что человек все знать не может. К сожалению, у нас не привычны к культуре самообучения, к постоянному прогрессу в своих знаниях. Наверное, это главная проблема.

– Вы взяли два золота на Олимпиаде-1996. После тех Игр россияне больше не поднимались на высшую ступень пьедестала. Это говорит о системном кризисе в плавании?

– Я бы не говорил о системном кризисе, а говорил бы об отставании в развитии по сравнению с нашими конкурентами. Системного кризиса как такового нет, потому что на уровне Европы мы выглядим вполне неплохо. Другое дело, что с каждым годом мы все дальше от мировых достижений и опыта попадания в призеры. Мы работаем по старинке и в лучшем случае придумываем велосипед, который наши соперники уже давно придумали и отказались от этих идей. Каждый тренер и спортсмен выбирает свой путь. Вмешиваться в процесс, наверное, можно было бы, но это уже сопричастно нарушению прав человека и прочего.

– В общем, предпосылок для резкого улучшения ситуации в российском плавании нет?

– Резко – невозможно, что бы ни произошло. Но эволюционировать в лучшую сторону, безусловно, нужно, к этому есть предпосылки. Всем стоит набраться терпения. Не думайте, что люди не понимают свои проблемы и не занимаются их устранением. Для всего, даже для положительных ростков, нужны годы, а большинство наших руководителей не готовы ждать. Все самые лучшие начинания реализовываются по два-три года минимум, а по-хорошему первые всходы в плавании появляются лет через пять-шесть, а то и десять. Поэтому результаты деятельности, начатой четыре года назад, мы увидим где-то к 2020 году. Так что правильной ли дорогой мы сейчас двигаемся, узнаем довольно нескоро. Но мы констатируем факт: то, что было предпринято в конце 90-х и начале 2000-х, было не очень правильным.

«ЛОХТЕ НА ПОРЯДОК ВЫШЕ ФЕЛПСА»

– Ждете новых мировых рекордов в Лондоне? Ведь четыре года назад в костюмах была задана высочайшая планка.

– Рекорды однозначно будут, просто их будет не так много, как мы привыкли. Два, три, четыре, пять рекордов мы увидим. Особенно велика вероятность у девочек благодаря Мелиссе Франклин. Она действительно сейчас тот уникум, который наверняка станет главным действующим лицом Олимпиады.

Что касается противостояния Лохте и Фелпса, то, на мой взгляд, оно будет менее любопытным, поскольку всем станет ясно, что Лохте на порядок выше, а Фелпс проводит свои последние сезоны. Если вообще этот старт не будет последним в его карьере.

Панкратов: перед Играми - Плавание - Олимпийские игры

– Почему вы отдаете предпочтение Лохте?

– Думаю, сейчас все отдают ему предпочтение. Наверное, время Майкла прошло, а может, он просто устал от того, что делает. У Лохте глаза горят, он не уступает по таланту, голоден до побед. И скорость на сегодняшний день на его стороне.

– Ранее в интервью Фелпс уже заявлял, что устал от плавания, и порой ему приходится заставлять себя лезть в воду. Вам это чувство знакомо?

– Оно знакомо любому пловцу, любому спортсмену, когда есть пресыщение работой. Она перестает быть любимым делом, ради которого ты бежишь и получаешь от этого удовольствие. Рано или поздно это происходит со всеми. Наконец, и Майкл до этого дожил. Удивительно, что он только сейчас начал это чувствовать. Как правило, это приходит уже на юношеском уровне.

– Как вы себя заставляли работать в такие моменты?

– У меня не было другого выбора. Передо мной стояла великая цель, как и перед Майклом, как и перед всеми, кто сумел себя заставить, поэтому не думаю, что это проблема.

«ПЫТАТЬСЯ ЧТО-ТО ИЗМЕНИТЬ, СЧИТАЯ СЕБЯ ВЕЛИКИМ УПРАВЛЕНЦЕМ, ЭТО СМЕШНО»

– Давление на спортсменов на Играх, очевидно, велико. Вам самому насколько сложно было?

– Первая медаль была очень тяжела, причем речь именно о первой золотой медали, а не об Играх 92-го, хотя они тоже были крайне непростыми. Дальше все было немного по-другому, потому что психология сильно изменилась.

– А со стороны высшего руководства серьезное было давление? Мол, должен брать золото, и точка.

– Да, именно это и было самым тяжелым, потому что когда никто не сомневается в твоей победе, а ты не имеешь особого преимущества над соперниками, есть некий дискомфорт.

– Психология пловцов в нашей стране с тех пор изменилась?

– Пловцов немного да, но не изменилась психология руководителей, которые по-прежнему думают, что от их вмешательства что-то зависит. Думают, что они способны настроить ребят на что-либо. Все это, конечно, печалит.

– Как иностранцы подходят к этому процессу?

– Никак, поскольку у них этого практически нет. Наверное, менталитет дает им понять, что каждый профессионал в своей области. И пытаться что-то изменить, считая себя великим управленцем, это смешно. Есть области, где сторонний наблюдатель, фактически болельщик, мало что может изменить. Особенно когда он находится в окружении профессионалов и делает вид, что может настроить. Якобы от настроя очень многое зависит.

«ДО СИХ ПОР ЕСТЬ ЧУВСТВО БЛАГОДАРНОСТИ К ИСПАНЦАМ»

– Часто вспоминаете Атланту?

– По долгу службы меня заставляют ее так часто вспоминать. Так бы, наверное, не вспоминал совсем.

– Олимпиада – это ведь еще и праздник в жизни спортсмена.

– Для тех, кто не претендует на медали, это действительно праздник, запоминающееся событие. А для людей, приехавших за медалями, здесь в первую очередь происходит добывание этих самых медалей. Если цель достигнута, тогда все превращается в праздник. Если же нет, то это мучение, которое трудно с чем-то сравнить.

Панкратов: перед Играми - Плавание - Олимпийские игры

– Вы участвовали на трех Олимпиадах. Какие Игры были самыми шумными?

– Шумными? Наверное, не только потому, что это была первая Олимпиада, но еще и самая бесшабашная, в Испании. Люди по-хорошему, искренне, по-европейски отнеслись к празднику для спортсменов, поистине до глубины души. До сих пор есть некое чувство благодарности к испанцам. С удовольствием посещаю Барселону и хожу по местам боевой славы. Совсем не хочется оказаться в Атланте, непосредственно в городе или в стране. То же самое Сидней – не прельщает пройтись по тем местам, где ты был.

– В Барселону вообще часто ездите?

– Каждый год. Если учитывать, что практически там зародилась наша семья, то в этом году мы празднуем 20-летие нашей совместной жизни. Как раз в этом году были там и рассказывали детям, что есть Россия, Москва, Волгоград, где мы все жили, а вот Барселоне мы обязаны нашему семейному счастью.

 

материал взят с сайта http://www.eurosport.ru

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Реклама

Хотите разместить рекламу на нашем сайте?!